Линия сортировка смешанных отходов ОАО "Автопарк №1 Спецтранс"

В Санкт-Петербурге на Старообрядческой улице есть экспериментальный мусоросортировочный завод. Это предприятие из сектора частного бизнеса, созданное инициативными людьми с целью решения проблемы отходов в России. Ну, и, конечно же, извлечения прибыли. Так и должно быть. Отходами следует заниматься не из альтруизма, а из финансовой заинтересованности, помноженной на экологическую грамотность.

О заводе я узнала еще год назад, когда только начала погружаться в проблемы местных ТБО. В то время один из руководителей завода убеждал меня, что современные технологии оптической сортировки настолько эффективны, что достаточно организовать раздельный сбор стекла и опасных фракций, а остальное, как говорится, «дело техники». Он настоятельно приглашал меня на экскурсию, чтобы я убедилась в этом сама.

Кроме передового характера данной технологии сортировки, отмечался также тот факт, что немецкое мусоросортировочное оборудование, установленное на Старообрядческой, концептуально не уступает аналогичной оптической сортировке, предлагаемой греческим консорциумом Хелектор Актор для использования на МПК в Левашове. И даже имеет свои преимущества, так как:
- не требует возведения капитальных сооружений,
- легко перенастраивается в зависимости от морфологического состава отходов и требований рынка,
- не является энергоемким производством
- и стоит в разы дешевле греческого, что позволяет мусоросортировочному заводу на Старообрядческой работать по существующим тарифам и получать прибыль, в то время как стоимость переработки 1 тонны смешанного мусора на МПК в Левашове обойдется городу не менее чем 4500 рублей.

И вот день счастья настал. Я в составе группы экологических активистов города приехала на экскурсию на производство посмотреть на процесс собственными глазами. Многое из того, что я увидела, мне было знакомо из видеоматериалов предыдущих экскурсантов. Но были и открытия.

Смешанный мусор выбрасывается, как правило, в полиэтиленовых пакетах. Поэтому действие номер 1: специальная машина эти пакеты «ласково и нежно» разрывает, чтобы высыпать весь мусор в общую кучу, откуда он поступает на конвейер.

Над конвейером расположен магнитный сепаратор, который притягивает черные (магнитящиеся) металлы.

Далее отходы поступают на динамическое сито, где отсеивается фракция менее 60 мм. В полученный «отсев» попадают органические отходы, батарейки, стекло и прочая мелочь, включая пластики и бумажки, которая потом становится почвогрунтом.

На этой стадии стеклянные предметы разбиваются вдребезги и поэтому не могут быть в дальнейшем отсортированы для вторичной переработки. Особенно это обидно потому, что стекло, как сырье, может быть переработано бесконечное количество раз. Именно этим объясняется желание руководителей завода внедрить раздельный сбор стекла.

Сразу же хочется отметить, что используется такой почвогрунт, в основном, для пересыпки слоев полигонов ТБО, так как не годится для сельского хозяйства в силу своей загрязненности стеклом, тяжелыми металлами, химикатами и токсинами. А получается такого почвогрунта не менее 35%, как объяснил нам инженер-технолог.

Далее более крупные фракции проходят несколько оптических сепараторов, с помощью которых отделяют пластики, полиэтилен и бумагу. Так как часто вместе с бумагой на конвейер попадают и другие легкие фракции, то невозможно обойтись без ручной сортировки. Интересным мне показался тот факт, что пэт-бутылки из-под растительного масла сортируют вручную в отдельные емкости, так как они потребуют усиленного режима мытья перед переработкой. Бумажные, текстильные, древесные и иные фракции, не поддающиеся сортировке или не пригодные к переработке, дробятся в специальном измельчителе и превращаются во вторичное топливо РДФ. Остаются также и «хвосты»: то, что нельзя переработать и запрещено к сжиганию. Такие «хвосты» попадают в специальные контейнеры, где подвергаются прессованию и затем заканчивают свою жизнь на полигоне.

На заводе имеется отдельный цех, где часть отсортированного пластика дробят, моют и уже в таком виде передают переработчикам.

Во дворе предприятия лежат горы отсортированных отходов, которые на специальном оборудовании кипуются для дальнейшей реализации. Пластики, бумага и алюминий в таких объемах вызывают благоговейный трепет. Однако по факту оказывается, что из 100% смешанного мусора они составляют всего 12%.

Еще мы увидели продукцию, производимую с использованием вторсырья. Это и красочные детские площадки, и комплектующие для контейнерных площадок, складов, тротуарная плитка, люки и т.д. Вся эта наглядная «реинкарнация» мусора воспринималась как гимн вторичной переработке отходов. Однако в Санкт-Петербурге таких детских площадок пока нет. И эти образцы тоже произведены в других городах. Например, в Екатеринбурге.

Завод является экспериментальным не только по названию. Как нам рассказал инженер-технолог, руководители часто опытным путем выделяют наиболее эффективные способы сортировки тех или иных фракций, а также меняют состав производимого вторичного топлива для разных заказчиков или в зависимости от морфологического состава мусора. Так как оборудование немецкое, то и программное управление осуществляется со стороны немецких инженеров по запросу руководителей завода. Новые программы «заливаются» прямо через Всемирную паутину, что снижает транспортные расходы на приезд специалистов из-за границы.

Выводы:
1. «Приходите и убедитесь сами, что при такой технике нам не нужно обременять население раздельным сбором отходов», - говорили нам руководители предприятия. Мы пришли и убедились, что даже с помощью немецкого оборудования из российского смешанного мусора можно выделить лишь 12% годного к вторичной переработке вторсырья. Остальной мусор либо будет депонирован под видом почвогрунта или «хвостов», либо сожжен в виде вторичного топлива. Как известно, сжигание и полигонное депонирование стоят на самых последних местах в европейской иерархии способов обращения с отходами.

2. Вызывает искреннее удивление, что те самые 35% отходов, просто собранные отдельно, могли бы превратиться при правильном подходе в полезный продукт, а на деле превращаются в ядовитый почвогрунт.

3. Скорее всего, эффективность работы сепараторов можно было бы повысить, перед оптической сортировкой подвергнув пластики мойке. Но на это ушла бы уйма воды. Не проще ли не пачкать?

4. Если внимательно проанализировать крохи той информации, которую все-таки удалось собрать за прошедший год, то становится понятно, что на МПК в Левашове действительно будет применяться аналогичная технологическая цепочка, но, в отличие от завода на Старообрядческой, в Левашове производимое топливо предполагается еще и сжигать.

В СМИ частенько цитируют высказывания профильных чиновников о том, что на МПК в Левашове глубина переработки будет достигать 80 %. Побывав на заводе на Старообрядческой, я понимаю, из чего будет складываться эта цифра:
– 12-15% – чистое вторсырье,
– 35% – почвогрунт,
– в районе 30% – вторичное топливо.

Вот вам и глубокая оптическая сортировка смешанного российского мусора. И не надо забывать, что из безопасного вторичного твердого топлива будут получать высокотоксичную золу, которую затем будет необходимо захоранивать в специально отведенных для этого местах.

Отчет подготовили: Анна Гаркуша
Посмотреть фотографии с экскурсии можно здесь